О фильме Алексея Германа “Проверка на дорогах”, смотреть фильм онлайн

Проверка на дорогах творчества

prov na dorogah5

(О фильме Алексея Германа “Проверка на дорогах, статья Марка Анцыферова)

Пройдя великолепную школу театральной режис­суры, Алексей Герман пришел в кино, чтобы свести к предельному минимуму ту меру условности, которая отличает искусство от дей­ствительности. Зрительный ряд в его фильмах скрупу­лезно детализирован, с уче­том  реалий и атрибутов вре­мени, фонограмма макси­мально приближена к есте­ственным шумам и бытовым разговорам. Вообще следу­ет сказать, что к произно­симому тексту А. Герман относится весьма пренебре­жительно. Первостепенное значение для него имеют поступки и отношения. При всей кажущейся фрагмен­тарности и необязательно­сти отдельных слов, кадров и эпизодов, фильмы А. Гер­мана представляют собой удивительно целостное сви­детельство о времени, в которое режиссер, по его свойственному выражению, вне­дряет своего зрителя. На первый взгляд, его фильмы сняты «под документ». Но этот документализм одухо­творен поэзией, потому что именно она как никакой другой вид искусства, умеет непосредственно фиксиро­вать и хранить в себе живое, трепетное ощущение. «Поэзия для вас — как ключ к постижению действительности», - заметил однажды А. Герман. – Поэзия и правда – вот те два жизнетворных элемента, которые позво­ляют его фильмам перешагнуть через годы.

«Проверка на дорогах» — фильм, с которого А. Герман начал свой кинематографический путь (потом были «Двадцать дней без войны» и «Мой друг Иван Лапшин») — шел к зрителю полных пятнадцать лет. Встреча со­стоялась, когда фильм уже выдержал проверку временем: выстоял – и не устарел. «Это автоматически снимает вопрос о его художественной значимости, но и неутолимо ставит другой вопрос, изначально непредвиденный: «От чего же нас остерегали?» Совсем недав­но мы уже ставили перед собой такой вопрос в связи с фильмом Элема Климова «Иди и смотри», судьба ко­торого также была трудна и драматична. Фильм этот со всей откровенностью и без ложной патетики пока­зал нам войну не как кровопролитную битву с ино­земными варварами, а как чудовищную оргию насажде­ния нечеловеческих страда­ний, унижений и массовых  уничтожений не способных сопротивляться мирных жи­телей. И нас уже перестала убаюкивать мысль о торже­стве исторической справед­ливости. И мы уже как бы воочию стали свидетелями преступлений, которые не способна искупить никакая самая суровая ка­ра. Вряд ли мы станем бла­годарить тех, кто оберегал нас от этих нелегких пере­живаний, потому что грани­цы между такой перестра­ховкой и духовной глухо­той (если не сказать — вредительством) видятся весьма и весьма расплывчато.

Фильмы Алексея Германа

Юного героя фильма «Иди и смотри» мы остав­ляем человеком сломлен­ным, но не сдавшимся. Бывший младший сержант Красной Армии Лазарев из «Проверки, на  дорогах» — человек и сломленный, и сдавшийся. Сдавшийся, но раскаявшийся, решивший начать жизнь заново и, в конечном счете, искупивший свое предательство. Можно себе представить, какие опасения по поводу этой «сомнительной фигуры» высказывали инспекторы от искусства полтора десяти­летия назад (не говоря уже об образе отчаявшейся крестьянки, матери троих малолетних детей, роль ко­торой сыграла М. Булгако­ва). А ведь давно бы уже пора в полный голос ска­зать о том, так война уби­вала и калечила людей не только физически, как ломала она характеры, ко­режила человеческие судь­бы. Уроки человеческого достоинства, преподанные минувшей войной, ничуть не менее значимы, чем уроки патриотизма.

Лазарев — из тех, кого война застала врасплох (о том, что таких людей было едва ли не большинство, мы уже тоже прочно забыли). «Я про фашистов толь­ко и слышал, что песенку эту: «Фашистов не боимся, возьмем на штыки!» — рас­сказывает он. — Про себя думал, что и сильный. Бац — война». Окружение. Го­лод. Плен. Чтобы выжить, согласился прислуживать немцам. Но вскоре осознал, что жизнь, купленная це­ной человеческого достоин­ства, хуже смерти. Осознал, когда у немцев жилось впол­не комфортно, а Красная Армия терпела поражение за поражением — это су­щественно. Выхлопотав себе отпуск и воспользовав­шись моментом, Лазарев пришел к партизанам.

Владимир Заманский в роли Лазарева

Сям факт отпуска вче­рашнего военнопленного и сегодняшнего полицая дан в фильме априорно. И пото­му нет-нет, да и загложет червь сомнения: за какие же заслуги Лазареву была предоставлена такая льго­та — у немцев он прослужил недолго, охранников на оккупированной станции Карнаухово не хватает, в расстрелах, по его словам, не  участвовал, иначе бы к партизанам не пришел… С одной стороны, мы пе­рекормлены  многочисленными историями о контр­разведчиках и лихих аген­тах в стане врага, а с дру­гой — нам известно, что аппарат подавления лично­сти у фашистов был доста­точно силен и не имел ни­каких нравственных огра­ничений, чтобы исключить игру в предательство и воз­можность каких-либо ком­промиссов. Думается, что на нынешнем этапе творче­ства А. Герман не оставил бы факт отпуска Лазарева без детальной, психологи­чески выверенной мотиви­ровки. В данном же случае нам не остается ничего, как принять условия, предложенные авторами (сцена­рист Э. Володарский), и ото­гнать от себя сомнения.

Олег Борисов в роли Соломина

Конечно же, меньше все­го Лазарев рассчитывал на то, что в отряде его встре­тят с распростертыми объя­тиями. Слова комиссара Петушкова: «Наше право — судить тебя от имени наро­да, который ты предал», — не были для него неожи­данностью. Предательство всегда было и остается са­мым позорным способом участия в войне, и это по­нимают обе враждующие стороны. Простить его нельзя, забыть — трудно. Лазаревым двигала не только жажда искупления, хотя это очень важно, но еще и — обострившаяся, осознанная как личная не­нависть к врагу, которому удалось сломить его волю, заставить ощутить себя нич­тожеством, «тварью дрожа­щей». Сумевший воспрянуть духом, он уже не может не мстить. Он готов воевать против фашистов на любых условиях. Пусть его посто­янно проверяют — только в деле. Жизнь становится невыносима, когда его начинают подозревать в убий­стве партизана Соломина и сажают под арест.

К чему закрывать глаза на то, что на войне — так же, нам и в мирной жизни, только резче и определеннее — проявлялись не только герои, но и обыва­тели, приспособленцы, демагоги, люди отчаявшиеся, растерявшиеся и равнодуш­ные? Однако никакая победа ни над каким врагом не­возможна без веры в то лучшее, что заложено в че­ловеке. Без этой веры, слушая в себе лишь голос зла и ненависти, как гово­рит командир партизанско­го отряда Локотков, «и жить трудно, и воевать хреново». Благодаря этой вере и дальновидности он помог Лазареву занять достойное место среди товарищей по оружию. Если бы не Лаза­рев, важнейшая операция по угону эшелона с продо­вольствием из Карнаухова была вы неосуществима. Но на этот раз судьба постави­ла его в такую ситуацию, где гибель была неизбежна, ведь, по существу, было только два выхода: выпол­нить задание и погибнуть одному или не выполнить задание и погибнуть вмес­те с товарищами. Поэ­тому не будем спешить с определением Лазарева в герои. Он честно и до кон­ца исполнил свой солдат­ский долг. Ради этого тоже стоило жить.

Фильм "Проверка на дорогах"

По мере увеличения исто­рической дистанции неиз­бежно назревает потреб­ность в детализации, реста­врации, переосмыслении уходящих вглубь времен фактов и событий. Все мень­ше остается участников и очевидцев, все больше — неотвеченных  вопросов: что-то из того, что для не­посредственных свидетелей было само собой разумею­щимся, со временем приоб­ретает черты проблемности и неоднозначности. До не­давней поры над нами дов­лела стереотипность и инертность в восприятии со­бытий Великой Отечествен­ной войны, сознание того, что все истины уже извест­ны. Чем больше лет проходило со дня Великой Побе­ды, тем более непреложным фактом являлась она для рождающихся и подрастаю­щих поколений. Массовый героизм советского народа на фронте и в тылу стано­вился общим местом, что в значительной степени дикредитировало так назы­ваемую военно-патриотиче­скую тему. Противоестест­венность войны — как ощу­щение пережитое, преодо­ленное и достойное забвения — все более отодвигалась на задний план, уступая ме­сто парадности, реальность войны стала воспринимать­ся как батальное полотно. Усилиями не всегда компе­тентных интерпретаторов легендарность подвига все чаще стала подменяться ле­гендами о подвиге: правда о войне не обогащалась но­выми знаниями, а канони­зировалась. Тревожным на­батом прозвучало опублико­ванное в «Литера­турной газете» открытое письмо писателя-фронтови­ка Г. Бакланова критику-«парадоксалисту» Л. Аннин­скому, в котором идет речь об опасной порожденной набравшим инерцию суе­словием, тенденции рассу­дочного, псевдопатриотического перетолкования фак­тов минувшей войны, о безнравственных, по суще­ству, попытках усмотреть в выполнении воинского дол­га проявления самопожерт­вования и героизма советских солдат. Как будто ак­сиома о том, что никто не хотел умирать, снижает величие их подвига.

Из фильма "Проверка на дорогах"

Разговор о фильме «Про­верка на дорогах» вольно или невольно выводит на размышления о сегодняш­нем дне. Писать о нем как о художественной данности трудно, потому что сам он предельно прост и исчерпы­вающе достоверен. Он весь соткан из множества подробностей, казалось бы, не имеющих отношения к развитию сюжета, но остаю­щихся в  памяти как непо­средственное жизненное впе­чатление. Люди на войне, как их показывает А. Герман, не могут отвыкнуть от мирных забот. Быт вой­ны — страшный, невозможный, и все-таки быт, в котором пробиваются и осу­ществляются обычные потребности и каждодневные мысли людей. Забывая о смерти и натыкаясь на нее самым нелепым обра­зом,  люди,  населяющие этот  фильм,  догоняют  на­пуганную взрывом  корову, под минометным огнем бросаются снимать сохнущее белье, спасаясь  от фашистов, не забывают  взять с собой массивную икону чудотворца, нести которую оказывается не по силам, и оставляют ее в лесу, у подножья сосны. В «Проверке на  дорогах» сказано все, что хотели  сказать ее соз­датели, сказано без всякого камуфляжа и околичностей,  оглядок и недомолвок, ска­зано на том  языке, на каком только и следует об этом  говорить    —    языке правды. В нем ничего не надо выискивать  и  толковать — все найдено и выражено. Обнаженная, оглушающая ясность.

М. Анцыферов

***

О фильме “Проверка на дорогах”,

военная драма, 1971, СССР

Режиссер – Алексей Герман

Сценарий – Эдуард Володарский по повести Юрия Германа

Оператор – Яков Склянский

Композитор – Исаак Шварц

В главных ролях:

Владимир Заманский – Александр Лазарев

Ролан Быков – Иван Локотков

Олег Борисов – разведчик Виктор Соломин

 Смотреть фильм “Проверка на дорогах” онлайн

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>