“Игры для детей школьного возраста”

От автора сайта: отзыв на фильм “Игры на детей школьного возраста” был написан более тридцати лет тому назад. Рецензия публикуется без исправлений и купюр. Автор работы – лауреат премии Союза кинематографистов СССР Марк Анцыферов.

Ленты киностудии «Таллинфильм» крайне ред­ко становятся достоянием всесоюзного  экрана. Напря­гите свою память: что вы можете вспомнить из соз­даний эстонских кинемато­графистов за последние 10—15 лет? «Последнюю реликвию»? «Отель «У погибшего альпиниста»? Мо­жет быть, что-то и еще, но, думаю, что пальцев одной руки хватит каждому. В чем тут дело? Малая производительность? Низкий художественный уровень? Отток творческих сил из кинематографа? Замкну­тость на национальной тематике? Недостаточное вни­мание отборочных комис­сий? Не думаю, что ответ может быть однозначным. Но факт выхода на экраны фильма «Игры, для детей школьного возраста» и по­лучения им главного приза XIX всесоюзного кино­фестиваля свидетельствует о том, что эстонская кине­матография занимает да­леко не периферийное ме­сто в многонациональном искусстве нашей страны.

Мы хорошо помним, с какой предосторожностью выходили на контакт со зрителем «Пацаны» Дина­ры Асановой и «Чучело» Ролана Быкова, как в ре­зультате этого контакта изживали себя высокопо­ставленные мнения о нетипичности», «преувеличен­ности» показанных в них судеб и явлений, о так на­зываемом очернении дей­ствительности, о недоста­точности положительного заряда. Не будем спешить с выявлением эффекта внедрения и преобразова­ния. Положительным явля­ется уже то, что мы пере­стали отворачиваться от не­приглядного и закрывать глаза, когда их колет прав­да, Мы уже потихоньку на­чали понимать, что если проблема трудных подрост­ков и существует, то она состоит отнюдь не в отпоч­ковании категории неблаго­получных и неуправляемых, а в том, что каждый из их сверстников — каждый! — труден по-своему, и труд­ность эта действительно становится социально опас­ной только тогда, когда замешана на равнодушии (их, заимствованном у нес).

Фильм Лейды Лайус «Игры для детей школьно­го возраста» весьма дале­ко ушел от своей основы — романа Сильвии Ранкамаа «Приемная мать», по мотивам которого он снят. Если в романе была показана школа-интернат для детей-сирот, родителей ко­торых унесла война, то действие фильма происхо­дит в современном детском доме (кстати сказать, съемки проходили не в па­вильонах, а в реально су­ществующем детском до­ме, в Тильси). Прежде, чем приступить к съемкам, Л. Лайус вместе со своими соавторами — драматургом М. Шептуновой и операто­ром А. Ихо — «пошли в жизнь»; посещали датские дома, поднимали картотеки, знакомились с детдомов­цами, их родителями и воспитателями. Оказалось, что число населяющих детские дома с послевоенных лет не уменьшилось. Две тре­ти детдомовцев вообще не знают матерей, а у остав­шейся трети — такие ро­дители, что еще неизвестно, кому повезло. Таким обра­зом, за каждым персонажем фильма стоят кон­кретные детские судьбы. И режиссер с полной ответственностью заявляет, что, как бы ни были суровы иные эпизоды картины, в ней много еще смягчено по сравнению с действи­тельностью.

Но даже несмотря на такую оговорку, авторы фильме отнюдь не страхуют нас от жестокости — при­чем в самых изощренных и гипертрофированных ее проявлениях. Прямо из жизни пришла на экран история с матерью, кото­рая приходит в детдом, вызывает дочку не свида­ние и… раздевает, чтобы пропить ее одежду. Не го­воря уже о другом свида­нии — одного из главных героев фильма, шестнад­цатилетнего Роби, с пьяной матерью. Стыд — вот са­мое жгучее ощущение, ко­торое испытал в этот момент  далеко не идеальный юноша. Хотя и тут сыновнее чувство ему вовсе не изменяет (как и той ме­ленькой девочке, Анне, ко­торая продолжает ждать на холоде свою мать, бу­дучи просто не в состоянии понять сути происшедше­го). Роби импульсивно тя­нется к матери, но не мо­жет допустить, чтобы ее увидел кто-то другой, про­гоняет, толкает ее, почти бьет — и она падает, рас­пластавшись в грязи, в пьяном кураже продолжая остерегать сына от грязи окружающего.

«Какой пример вы страшный  подаете / Невестам нашим»,  — поистине гамлетовского на­кала достигают здесь пере­живания юного героя.

Самые жесткие, самые эмоциональные сцены по­ставлены оператором филь­ма Арво Ихо, который значится в титрах и в качестве сопостановщика. Не будем забывать, что режиссер фильма — женщина. А женское сознание, может умозрительно пропустить через себя факты проявле­ния жестокости, но пред­ставить их во плоти — для него противоестественно. Противоестественно видеть первые, неумелые — но от этого не менее отврати­тельные — поползновения потенциального насильника.  Противоестественно быть очевидцем кровавой пота­совки между девочками-подростками. Противоесте­ственно наблюдать через иллюминатор стационарной стиральной машины вра­щающееся голое тело де­сятилетней, девочки. Такие ли игры назначены для де­тей школьного возраста? Не слишком ли тяжкое наследство вынесли герои фильма эстонских кинема­тографистов из своих раз­рушенных семей? Преодолевая надлом, они растут в постоянных столкновениях между собой и как бы мстят друг другу за свои невзгоды. Они не хотят этой независимости, кото­рую сами не выбирали. И в своих попытках противо­стоять ей, находят спосо­бы, подсказанные отнюдь не детским мировосприя­тием. Задумав побег из детдома, десятилетняя Кертту усвоила, что в подобных ситуациях взрослые берут с собой самое необ­ходимое — паспорт и зуб­ную щетку. А пока своего паспорта нет, видимо, сле­дует взять чужой… «А мо­жет быть, в самом деле от­казаться от собственной воли, тогда не будет боль­ше страданий, не будет му­ки выбора, не будет ответ­ственности, неизбежного чувства вины и память ста­нет чем-то жалким и смешным вроде сломанной игрушки…» — напишет в своем дневнике героиня фильма, шестна­дцатилетняя Мари Лехисте. И когда ее самые сокро­венные мысли окажутся вынесенными на публичное осмеяние, когда попытке вернуть себе дом и отца окончится полным крахом, не безвременно ли умер­шая мать возникнет в ее памяти, когда она решит добровольно свести счеты с жизнью?

Как же все перемеша­лось в сознании этих ребят! Взаимоотталкиваясь, они снова тянутся друг к другу — и приходят не «виллу» (так называют они заброшен­ное строение в глухом угол­ке территории детдома): поговорить, попеть, по­танцевать. Как трудно раз­личимы для них грани между подлостью и брава­дой, и в то же время как остро чувствуют они фальшь. Как яростно и не­лепо демонстрируют они свою независимость! Сколь отчаянные попытки предпринимают, чтобы вернуть себе украденное, вычеркнутое детство! И как счастливы бывают, когда это удается хотя бы на миг.

Истинной поэзией прони­зана сцена на «вилле», ког­да «бывшая жертва» Мери и «бывший налетчик» Роби обретают духовную общ­ность. Трепетно и прист­растно движется вместе  с ними кинокамера (кстати сказать, почти весь фильм снят ручной камерой, и это создает удивительный эф­фект достоверности и причастности как авторов, гак и зрителей ко всему проис­ходящему на экране). Толь­ко почувствовав себя деть­ми — хоть ненадолго, хоть с опозданием — герои «Игр» преодолевают барьер равнодушия и озлоблен­ности. Только тогда возвра­щается к ним гармоничное восприятие мира.

Светлые, но отнюдь не умиротворяющие настрое­ния перекрывают жесто­кость увиденного на экране. Есть еще на свете не­справедливость, но рядом с ней живет и надежда. Ка­жется, именно такое ощу­щение уже было выражено в поэтических строках:

«Кто   нам  сказал

Что мир у ног

Лежит в слезах

На все согласен?

Он равнодушен и жесток,

Зато воистину прекрасен».

 Марк Анцыферов

***

Информация о фильме “Игры для детей школьного возраста”

драма, 1985 г., СССР.

Режиссёр - Лейда Лайус, Арво Ихо

Сценарий – Сильвия Раннамаа, Марина Шептунова

Оператор – Арво Ихо

Композитор – Лэпо Сумера

В ролях:

Рудольф Аллаберт, Мария Клёнская, Хендрик Тоомпере мл., Моника Ярв, Таури Таллермаа и другие.

***

Смотреть онлайн фильм “Игры для детей школьного возраста”

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>