“Молчание доктора Ивенса” – советская кинофантастика

Во имя гармонии

 Заметки по поводу фильма «Молчание доктора Ивенса»

Молчание доктора Ивенса

Казалось бы, от такого «при­земленного» кинематографи­ста, как Будимир Метальников, трудно было ожидать чего-либо похожего на «Молчание доктора Ивенса». В своих предыдущих сценариях («Крутые горки», «Отчий дом», «Прос­тая история», «Алешкина  лю­бовь», «Женщины») и поста­новках («Завтрашние заботы», «Дом и хозяин») он чаще все­го обращался к жизни колхоз­ной деревни, обнаруживая острое и точное видение современной действительности. Но нельзя оставить незамеченным и ясно выраженное у Б. Метальникова стремление поднимать в своих произведе­ниях важные нравственные проблемы. Краеугольным кам­нем его эстетической прог­раммы всегда являлась борь­ба за богатство и красоту мо­рального облика человека. Это и объясняет появление его последнего фильма.

Конфликтный узел проблем и ситуаций этого фильма сос­тоит в следующем. Доктор Мартин Игенс (С. Бондарчук), плодотворно       занимающийся вопросами продления челове­ческой жизни, вступает в контакт с представителями инопланетной цивилизации — жителями планеты Ораина, средний возраст которых 160 — 170 лет. Общение с ними открывает Ивенсу глаза на то, что его научные изыскания по­ка что преждевременны: люди Земли еще нравственно не со­зрели до его открытия, и ни­кто не гложет дать гарантию того, что оно, это открытие, будет использовано в интере­сах всего человечества, а не в антигуманных целях. «Каков первый закон людей Земли?» — спрашивает   Ивенса Зор (Л. Оболенский), старейшина инопланетян. Доктор недоумен­но молчит. У людей нет общего закона, В то время как ораинцы, оказывается, формулируют свой первый закон так: делать максимум того, что в твоих силах. Пока человек на Ораине работает, он живет. Ус­тавшие — умирают. Наиболее уважаемых людей просят по­жить подольше (лет до 230), т. к. общество в них еще нуж­дается. «Оружие массового по­ражения» звучит для ораинцев абсурдно. Убить соплеменника — преступно? А что такое пре­ступление? Сознание их не приспособлено для столь глум­ливой терминологии. Тем трагичнее становится их столкновение с проявлениями милита­ризма. Видимо, слишком ра­но посетили Землю ораинцы, на протяжении своей истории сумевшие преодолеть не толь­ко расовые и религиозные барь­еры, но и барьер биологиче­ский. Да, они познали законы гравитации, научились свобод­но перемещаться в пространст­ве, овладели телепатическим способом общения и умением предвидеть будущее. Но вме­сте с тем, как это ни парадок­сально, кое-что и потеряли.

Сергей Бондарчук и Жанна Болотова

«Нам, как аппендицит, поудалили стыд», — писал в од­ном из стихотворений Андрей Вознесенский. То же самое могли бы сказать о себе ора­инцы. Плохо это или хорошо? Ответить на этот вопрос одно­значно, пожалуй что невоз­можно. Другое дело, что с вы­соты нашей цивилизации от­сутствие стыда представляется нам противоестественным. Но если к тому же оно существу­ет не само по себе, а как след­ствие явления более глубинно­го — утери способности эмо­ционального восприятия чело­века — этот симптом трево­жит уже не на шутку. И впрямь: неужели развитие и совершенствование человече­ского разума идет за счет вы­теснения чувственных пережи­ваний? «Вы более эмоциональ­ны, чем мы», — говорит Оранте (Ж. Болотова) Мартину Ивенсу. Во имя любви к чело­веку с Земли она отказывается от возвращения на родину. Любви, которая в условиях массового недоверия и всеоб­щего подозрения окажется ги­бельной для обоих.

Советский фантастичекий фильм

Как видим, при всей фанта­стичности ситуаций, фильм «Молчание доктора Ивенса» поднимает далеко не празд­ные проблемы. Ответствен­ность за судьбы мира и каж­дого человека в отдельности, доверие людей друг к другу, сохранение духовных ресурсов человека в век научно-техни­ческой революции — все эти вопросы волнуют людей уже сегодня.

Любопытный фильм

«В нашем фильме, — гово­рит его автор, — мы попыта­лись представить, что сущест­вует некое совершенное гар­моническое общество, глаза­ми которого как бы посмотрят на Землю герой нашего филь­ма — доктор Ивенс». В этой исходной посылке — и причи­на многих недостатков, прису­щих фильму. Он действитель­но снят как бы глазами ора­инцев и оттого получился весьма рассудочным и холод­ным. В нем явно недостает той эмоциональности, которой так дорожила Оранте, И потому ни блистательная игра С. Бондарчука и Ж. Болотовой, ни цветовое решение фильма, ни кинематографические изыски: перебивки, наплывы, резкие смены планов — положения в этом смысле не спасают. Не делая ставки на сопережива­ние, авторы «Молчания докто­ра Ивенса» обращаются к ра­зуму зрителей. Финальным ак­кордом фильма становится вложенная в уста телекоммен­татора мысль Иммануила Кан­та о наличии двух вещай, спо­собных поразить воображение: звездного неба над нами и нравственного закона внутри нас. Пока человек не потеряет этого, он будет стремиться к гармонии и совершенству.

 М. Анцыферов

И. Криворучко

 Опубликовано в газете “Ленинец” 25 мая 1974

О фильме “Молчание доктора Ивенса”

Режиссер – Будимир Метальников

Автор сценария – Будимир Метальников

В главных ролях:

Сергей Бондарчук – Мартин Ивенс

Жанна Болотова – Оранте

 ***

Другие кинорецензии замечательного киноведа М.Ю.Анциферова

“Игры для детей школьного возраста”, режиссеры Лейда Лайус, Арво Ихо

“Восхождение”, режиссера Ларисы Шепитько

“Ты и я”, режиссер Лариса Шепитько

 

 

2 мысли о ““Молчание доктора Ивенса” – советская кинофантастика

  1. Спасибо Вам за замечательный комментарий. Точнее даже не комментарий, а за то, как вы искренне и талантливо написали о любимом фильме. Благодарю вас!

  2. Автор этих строк связан с фильмом “Молчание доктора Ивенса” особыми узами. Узами Судьбы. Когда фильм вышел на экраны страны, советская критика не пожаловала его овацией: об этом шедевре мирового кино (и мировой кинофантастики) вышла всего одна статья — в журнале “Советский экран” №19 за 1974 год. В ней были собраны письма трех людей, давших оценку фильму — солдата срочной службы, кандидата философских наук и 12-летнего мальчишки, половина письма которого состояла из восклицательных знаков. Я – то самое дитя.

    Назвать этот фильм потрясающим или любимым — безмерно мало для меня. Вся моя жизнь сложилась и прошла под его мистическим знаком, поэтому некоторым образом “Молчание доктора Ивенса” — это я сам от макушки до пят. Здесь раскрою пронзительную загадку этого великого кино, о которой еще никто не писал: сюжет его строго тождествен евангельской вести об Иисусе Христе, принявшем на себя вину и жестокую смерть за грехи человечества. ИВЕНС — ЭТО ИИСУС СОВЕТСКОГО КИНО, поскольку погиб потому, что и Он: за грехи всего мира. Только это и ничто иное объясняет его нелепую смерть вслед за тем, как его внеземная подруга избегла опасности, исчезнув из авто: ведь, сказать по-мирски, ни ему, ни Оранте в тот миг конца ничто не угрожало. Иисус воскресает в третий день по распятии, а Ивенс в масштабе “Молчания…” УМИРАЕТ НАВСЕГДА — и в этом заключена самая щемящая нота этой короткой как песня картины.

    Непременно посмотрите это кино, друзья: в нашем мире, скупом на Добро, оно сделает вас добрей и чище!

    Вся ткань “Молчания…” пронизана Тайной и мистикой. Вот лишь два знака Небес, рассказом о которых я завершу свое слово о нем.

    • В жизни философа Иммануила Канта, слова которого служат лейтмотивом фильма, важную роль сыграл однофамилец артистки, исполнившей роль Оранте — русский человек Андрей Болотов. Диалоги, которые вели Кант и Болотов, оппонировавшие друг другу во взглядах на мир, очень напоминают просветительские беседы Оранте с Ивенсом — в частности, тем, что мировоззренчески Болотов далеко превосходил Канта, т.к., в отличие от него, верил во всесилие человеческого разума и возможность познания им Истины, мнимой Кантом немыслимой “вещью в себе”.

    • Фамилия Ивенс по-английски – EVAns.Имя EVA у древних обозначает Вселенную, зрившуюся им Женщиной, или Лоном (Утробой), родящим и вмещающим в себя всё. Любопытно, что аббревиатура EVA как сокращение от Extra Vehicular Activity (“внекорабельная деятельность”) в словаре терминов НАСА и обозначает работу космонавта в открытом космосе, т.е. НЕПОСРЕДСТВЕННО В ЛОНЕ – том самом, куда по сценарию картины выходит Ивенс из разбитого самолета знакомиться с Гостями Земли.

    • Леонид Оболенский, сыгравший роль инопланетянина Зора — сын старой дворянской фамилии, понесшей тяжкий урон в годы большевизма (это о ней слова песни: “Корнет Оболенский, налейте вина”). Искореняя дворян, большевики считали, что людям этим нет места на Земле, т.е. НЕ ОНА ЕСТЬ ИХ ДОМ. Именно эти слова применимы к Пришельцам, начальника которых сыграл ОБОЛенский. Дом их — Запредельное: Мир Иной, за провоз куда древние греки платили паромщику Харону монету в один ОБОЛ.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>