} ?>

Отзыв на «Маленькие трагедии», постановка Михаила Швейцера

24.02.2017

Персонажи "Маленьких трагедий" и других произведений Пушкина

В школе мне довелось сыграть роль Председателя из «Пира во время чумы». Был пушкинский вечер и старшеклассники, желающие принять в нем участие, выбирали себе образ по вкусу и сообразуясь с пожеланиями замечательного педагога по русскому языку и литературе Эммы Николаевны Шагуриной. Я выбрал Председателя. Я был горд, искал независимость и пожелал в пушкинских строчках выразить свой мятежный дух. Эмма Николаевна выбор одобрила. Родственники помогли подобрать изящный костюм. Я хорошо прочитал монолог и понравился сам себе, что бывает не так уж часто. На меня смотрели девочки и я пытался пить их восхищенное дыхание, быть может, полное сдержанного интереса.

Господин и дама пушкинского времени

Георгий Тараторкин в роли Чарского и Наталия Данилова в роли княгини Вольской

Маловероятно, что эта волнующая история приключилась бы со мной, если бы я не увидел прежде описанных событий Александра Трофимова в роли Председателя в фильме по «Маленьким трагедиям» и другим произведениям Пушкина («Египетские ночи», сцена из «Фауста», стихи).

Телевизионный трехсерийный фильм прихотливо, но небесспорно выстроен. Он начинается романтическим и тревожным прологом-предисловием – сценой из «Фауста». Экранизированные «Маленькие трагедии» объединены фигурой итальянского импровизатора из «Египетских ночей» (роль Юрского), который выступает в модном салоне Санкт-Петербурга перед господами и дамами, в которых мы узнаем героев «Маленьких трагедий». Швейцер слегка «поправляет» Пушкина. Как мы помним, поэт начинает цикл «Скупым рыцарем», далее следует «Моцарт и Сальери». Швейцер меняет их местами, а затем все без изменений: «Каменный гость» и «Пир во время чумы», только вот песня Председателя звучит в финале фильма. И если целесообразность первой перестановки неочевидна, но финальный гимн потрясает и никаких смысловых нагрузок в виде дополнительных финалов не требует.

Рыцарь с богатой шевелюрой

Николай Бурляев в роли Альфреда, сына барона

В прологе два молодых человека гуляют по каменистому пляжу и беседуют то ли о пустяках, то ли о вечном. Затем Мефистофель по желанию оскорбленного Фауста топит трехмачтовый бриг. Демон бросает камешек, который скачет по морю, а когда достигает корабля, тот взрывается и Фауст с восторгом смотрит на зрелище. Но Мефистофель (его играет актер Николай Кочегаров, который похож на Пушкина) на этом не останавливается, он бросает еще один камень. Фауст испуган и пытается удержать руку своего преданного врага или заклятого друга, но – поздно. Брошенный камень оборачивается громадной, во весь экран посмертной маской Пушкина, а затем державинской строкой: «Я царь, я раб, я червь, я Бог».

Милый Владимир Высоцкий играет роль Дон Гуана

Владимир Высоцкий в роли Дон Гуана

Было бы заманчиво отыскать четыре ипостаси человеческой природы в четырех трагедиях, но это было бы очевидным упрощением замысла умного режиссера. А в том, что Михаил Швейцер – постановщик внимательный и умный, сомнений нет. Что не исключает моих  редких сомнений в точности сыгранных характеров, психологических мотивировок и уместности тех или иных интонаций, и все же, гораздо чаще – в убедительности того, другого и третьего.

Лучшей новеллой в фильме я считаю «Пир во время чумы». Очень хорош «Скупой рыцарь». Менее удачны – «Моцарт и Сальери» и «Каменный гость».

Красивая актриса Светлана Переладова

Светлана Переладова в роли Мэри

Смоктуновский почти безупречен в образе Сальери, безупречен в образе Барона. Валерий Золотухин играет талантливого молодого композитора из Алтая. А Владимир Высоцкий, хоть и  Гуан, но с маленькой поправкой – это бард Гуан. Предвижу несогласных. Возможно, обоим не хватило не то, чтобы глубины, но скромности. Их актерский темперамент опережает требования образа-роли. Но понимаю, что оба могут показаться упоительными.

У Высоцкого чудесная партнерша – Наталья Белохвостикова. Но дуэт немного вялый.

Николай Бурляев прекрасен в роли молодого рыцаря.

Второстепенные персонажи почти все сыграны замечательно. Куравлев в роли Лепорелло, Авангард Леонтьев в роли Соломона, Иван Лапиков в роли Священника, Филипп Смоктуновский в роли Герцога, перечислять долго.

Что же касается «Пира во время чумы», то это шедевр. Песня Мэри, танец, который начинает Луиза и подхватывают пирующие, диалог со священником и песня Председателя.

Смелый мужчина

Александр Трофимов в роли Вальсингама

Здесь все сказано. Здесь человек – царь, раб, червь и бог, как мыслил о нем Державин. Здесь – все. Швейцер – прекрасен. Пушкин – вечен. Как и каждый из нас.

И мне однажды на школьном вечере повезло сказать сокровенное: «И девы-розы пьем дыханье…»

Может, это и было целью, это и есть цель – попытаться поверить, что не страшишься и не смущаешься, пенить бокалы и пить дыхание девы-розы ли, жизни. Возможно, это не только цель, но и средство.

© Максим Евстифеев

"Маленькие трагедии",

драма, СССР, 1979

Режиссер и автор сценария - Михаил Швейцер

Оператор - Михаил Агранович

Композитор - Альберт Шнитке


Метки записи:  
Оставьте комментарий к этой записи ↓

* Обязательные для заполнения поля
Внимание: все отзывы проходят модерацию.