Звезды студии «Гомон»

В студии «Гомон» и в пригородах Парижа постановщик и его труппа в два-три дня снимали большие фильмы длиной в восемьсот-девятьсот мет­ров.

Эмблема_студии_Гомон

 Для комических фильмов было достаточно одного утра. Комические фильмы были специальностью Жана Дюрана, создавшего в Камарге, на юге Франции, французский «ковбойский» фильм. В «Живом ожерелье» его жена, «звезда» Берт Дагмар, выступала со змеями боа. Ее обычными партнерами были Фуше и Дартиньи, Джо Хамман и юный атлет Гастон Модо, прославившийся в фильме «Живой или мертвый – сто долларов». Однако этот умный и тон­кий артист, превосходный сценарист и романтический «ковбой», не отказы­вался выступать и в комических фильмах, одеваясь при этом самым при­чудливым образом. Репе Карль — то вдова, то благородная, пресле­дуемая судьбой дама в «Жизни как она есть», то трагедийная королева в «эстетическом фильме» — становилась матерью Карапуза в комическом фарсе. Бебе Абеляр (у нас Карапуз, или Боба) – один из первых вундеркиндов экрана, предшественник Джекки Кугана, Кло-Кло и Ширли Темил.

Леон Гомон

Как отказаться от роли? «Звездам» платили тысячу франков в месяц при ангажементе на три года. Они были такими же служащими, как деко­раторы, плотники, постановщики, операторы. Сценаристы получали по пятьдесят франков за принятый сценарий. Они надеялись в один прекрас­ный день получить приглашение на «постоянную ставку» в качестве постановщиков.

В Бютт-Шомон, у ворот своей фабрики, Леон Гомон, в черной соломен­ной шляпе, ожидал с часами в руке своих служащих и бросал грозный взгляд на постановщика, позволившего себе прийти пятью минутами позже восьми часов. Патрон, раз в неделю присутствовавший на сеансах показа, поворачивался иногда к тому или иному из своих постановщиков, чтобы сказать ему спокойно и сухо: «Вам придется, очевидно, искать себе другое занятие. Пройдите к кассе…»

Благодаря такой железной дисциплине средняя стоимость постановки обычного фильма не превышала десяти франков за метр, а комического фильма — пяти франков. Стоимость в пятьдесят франков за метр была ред­чайшим исключением. Те же методы и те же цены были правилом и для всех других французских  студий, и в этом отношении Франция служила тогда примером для всего мира.

Звезда немого кино Сюзанн Гранде

В труппе фирмы «Гомон» Леоне Перре, в прошлом актер парижского театра «Одеон», режиссировал  и   играл   роль   толстяка-селадона  Леонса в серии «Леонс» — ряд психологически  «тенденциозных»   комедий   нравоов в «изящном» стиле, присущем школе «Гомон». В этих короткометражных фарсах, которые на сегодня утратили значительную долю своей ост­роты, партнершей Перре была Сюзанна Гранде / Suzanne Grandais, шестнадцатилетняя актриса из парижского театра «Клюни», начавшая свою экранную  карьеру в студиях «Эклер» и «Люкс». Сорок  пять фильмов, выпущенных за восемнадцать месяцев и поставленных в большей своей части Леонсом Перре, создали славу этой юной артистке. Однако, несмотря на ее успех в фильмах «Омар» и «Облако», Сюзанна Гранде явно не годилась для фарсовых ролей; зато она была превосходна и в драмах и в комедиях. Красавица, велико­лепная спортсменка, добрая, отважная, всегда в прекрасном настроении и вместе с тем естественная и простая, она скоро стала символом француз­ской девушки на экране.

Этот созданный ею тип она воплотила в ряде сыг­ранных ею фильмов. Наиболее известны следующие фильмы Сюзанны Гранде: «Расплата за счастье», «Тайна Кадорских скал», «Железная рука», «Кружевница», «Белые блузы», «Гитана», «Красная хризантема» и др. (поставленные Перре); «Почтово-телеграфные барышни,   «Фантазия   миллиардера»,   «Мост над бездной» и т. д., (поставленные   другими  режиссерами).

Леонс Перре

Леонс Перре / Léonce Perret до 1914 г. значительно больше Луи Фейада заботился о художественности своих постановок. Часто он снимал против света, уме­ло применял искусственный свет, систематически использовал крупный план и т. п. Из числа его фильмов мелодрама «Дитя Парижа» и сегодня еще поражает нас совершенством техники и тонкостью передачи. И все же мы предпочитаем ему всегда несколько грубоватого Фейада, рисовавшего правду жизни с точностью добросовестного бухгалтера, бережно относя­щегося к каждому метру пленки. Однако это не исключало тенденция Гомона к «красивым кадрам» — специальности фирмы. У Гомона образо­вались кадры прекрасных операторов, творивших по тем временам буквально чудеса; например, съемки, которые они производили в находящем­ся в пути вагоне-ресторане без помощи искусственного света.

Жорж Садуль “История киноискусства” Глава VIII “Развитие французского кино между 1909 и 1914 годами”

Раньше – Луи Фейад

Позже – Знаменитый Фантомас

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>